Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
23:10 

Охеревания пост.

Я офигеваю от людей вокруг. Просто.
Ситуация 1. Пару месяцев назад сидим у друга дома. С нами пара его друзей, поженились года полтора назад. И вот парень в присутствии своей жены на нее же и жалуется, что она "недобаба" (я бы уже на этой фразе его отправила в далекий путь), не встречает его дома с тапками в зубах и ужином их семи блюд. Аргумент железный "яжмужик, яждобытчик". Наводящими вопросами выясняю, что работают они в одной конторе в разных отделах, раб.день одинаковый, должность и з/п разнятся незначительно. Внимание вопрос. С чего, блядь, ты решил, что если у тебя есть член, тебя должны холить-лелеять, облизывать и еще терпеть твое вот это мудачество?! Она не обязана тебе ничем, если ты не предоставляешь ей чего-то равноценного взамен. Даже банального уважения.
Ситуация 2. Разговариваю со знакомым. Речь об образовании, о занятости и личной жизни. Дальше цитата: "Цель девушки - замуж выйти. А ты молодость гробишь на образование. А это в девушке не главное, ее мужик содержать должен!" Что, прости?!!! Это кто тебе это сказал? Во-первых, это мое дело. Совсем мое, тебя вообще не касается. Это мой, блин, выбор. Этого я хочу. Во-вторых, многие из вас готовы содержать кого-то? Среди моих знакомых столько людей, которым даже кошку содержать дорого! В-третьих. Окей. Я встретила любимого и любящего, готового меня содержать. Родила ему детей, сидела дома и поддерживала домашний очаг. И вот - хоп! - он разлюбил/стал инвалидом/умер. А у меня нет образования и навыков работы. Собой торговать идти?! Просто это прямое пособие по тому, как распознать умственно отсталого человека. А потом он обижается, что я не хочу с ним общаться.
Ситуация 3. Прям свежак. Пью сегодня кофе с друзьями. В компании молодой человек и две девушки кроме меня. Обе сидят и возмущаются, что понятия не имеют, чем заниматься дальше. Одна из них: "тебе хорошо, тебе известно, что тебя ждет, и получается все прям сходу". Блядь, серьезно?!!! Девочка моя, пока ты, блядь, кофе пьешь/гуляешь/цепляешь мужиков/депрессируешь, что рассталась/"занимаешься собой", вместо того, что бы что-то делать, сука, я работаю над собой. Коряво и убого, но как умею, блин. Я, блядь, пашу без выходных, как это не пафосно звучит. Трачу на это силы, время, деньги, но получаю от этого удовольствие. Мотивации не хватает?! Что это такое вообще, что за тухлая отмазка?!
Просто таких кретинов вокруг херова туча. Обычно я очень спокойно реагирую на всех этих неадекватышей, но просто у меня пробки перегорают в последнее время. Когда до вас всех дойдет, что ваша жизнь зависит только от вас и вашего желания что-то делать? Когда вы уже примите эту ответственность на себя? Когда перестанете ныть и ждать, что кто-то все решит? Слов даже приличных не осталось.

00:06 

Пью таблетки от аллергии и все время хочу спать. Читаю книгу по методологии истории, это хорошо. Надо перечитать Блока и прочитать наконец Коллингвуда (заодно можно полюбоваться его портретом в молодости). Вчера дочитала сборник "Сказки, рассказанные в октябре" Н. Лапкиной и Н. О'Шей. Совершенно чудесная штука. Во-первых, то, что они организуют такие выездные лагеря (а там описывается их опыт выезда с детьми в Бретань) отличная идея, жаль, что для ребенка я уже большая, для родителя слишком молода. Во-вторых, кельтские сказки в пересказе Хелависы - божественно. Не зря покупала (и подписывала!)) книгу.

Вообще, у меня ступор в плане письма. Я в последнее время не пишу. Совсем. Хотя идеи есть. Скорее всего, потому, что писать надо диплом и доклады (аж четыре, один на английском), а получается не очень. Андрей предложил мне в качестве эксперимента с мая начать что-то вроде марафона. Писать по пять страниц каждый день без выходных до сентября. Писать обязательно. Больше можно, а меньше нет. Писать любые худ.тексты. ВОт я и думаю, что надо попробовать. Там, тем более, конференции пройдут, диплом напишется, так что жить станет чуть проще, чуть скучнее.

Еще Андрей пытается вселить в меня желание уехать на стажировку в Британию. Впрочем, тут он не первый и не самый убедительный, это впервые начал делать АЕ еще в том году. Пока у них не очень получается. Потому что я не считаю, что объективно подхожу для этого со своими мозгами.

21:17 

Сегодня поняла, что безумно хочу весну. И солнце. Вот шла по улице, пила кофе и дышала весной. Вообще настрой какой-то лиричный, чего-то нового хочется, чем-то новым дышится. Влюбленная какая-то (не, влюбленная-то я давно), но по-другому, во все сразу. И в дневной свет, и в птиц, и в воздух, и в ноктюрны Шопена, и даже немножко в людей вокруг (этого со мной давно не было). А еще у меня бессонница. Третий день уж не сплю практически. Пока чувствую себя нормально, но пора с этим закачивать.

А еще я греческий начала учить. Не как до этого, а системно вместе с ребятами. Андрей говорит, что я попала в дурную компанию. Потому что греческий ужасен, на его взгляд.

01:21 

Мне тут Андрей во вчерашнем письме сказал, что у меня явно какие-то проблемы. Не претензия, а беспокойство. Просто нормальный человек не может колебаться из стадии "боже, как в жизни все прекрасно, меня сейчас разорвет от счастья" до стадии "где здесь ближайшая дорога?! Мне надо прилечь под первой проезжающей машиной". Может быть, он и прав. Иногда мне и самой кажется, что я не в порядке. А потом я гоню эту чушь из мыслей. К психологу записаться, что ли.

21:58 

Начало учебного года - это традиционный разрыв временного пространства. Прошла неделя, а я и не заметила. Сплю только по три часа в сутки. Не нравится мне то, как я отношусь к себе, весь год на больничных и с каким-то травмами. За эту неделю произошло множество всего. Во-первых уже есть люди, которые утомили меня вкрай. Вообще в последнее время плохо на людей реагирую, стоит только кому-то (за очень редким исключением) встать чуть ближе ко мне, чем следовало, и меня разбирает жуткий приступ бешенства и желание всех растолкать локтями. Раньше не было такого. Во-вторых, с сентября мой телефон постоянно звонит, всем что-то от меня надо.
Но есть и приятные моменты. Я тут по-прежнему плаваю в железном веке. Серьезно, я люблю то, чем занимаюсь. Не зря я в историки пошла. Это особый вид кайфа (интеллектуальный оргазм, как говорит АЕ), когда сидишь, разбираешься в куче материала разного характера, а потом в голове начинает проступать целостная картинка, когда узнаешь что-то новое. Одно из самых чудесных ощущений.
Еще в понедельник приезжал Гек. Мы болтали о жизни и пили вино. Ужасно вдруг узнать, что твои близкие друзья, одна из немногих пар, от вида которой у меня не сводит скулы от отвращения, на грани развода. Сильнее всего пугает гековская обреченность. У меня, наверное, научился забивать на такие вещи. Андрей умотал в Ирландию. У него есть возможность получить вид на жительство, и он намерен ей воспользоваться, тем более, что здесь мы все вопросы решили, ничего не держит.

01:19 

Странное немного чувство. Приходишь вот так от человека с каким-то теплом в душе. Хотя сначала в гости ходила не к нему, а к его кошке. Не слишком часто. А теперь бываешь у него каждую неделю, а то еще и не один раз. Когда внезапно понимаешь, как много он узнал о тебе, а ты о нем. Когда вы смотрите странные фильмы, а он потом читает тебе Блока ( поэтичных знакомых как-то очень много). И все. Никаких звонков. Никаких прогулок. Просто посиделки в гостях.
Лето как обычно немного грустное. Много времени я провела как-то слишком впустую. Друзья оказались заняты, до абсурда!!!, даже кофе порой не с кем выпить. И в делах не особенно продвинулась. Зато целую неделю провела в Москве, в библиотеках. Поняла, что надо научиться делать умное лицо. А еще появилась идея о цикле рассказов, но не известно, когда я его напишу и напишу ли его вообще (это как с романом, который безуспешно года четыре живет в моей голове, тогда как на бумаге есть только эпилог, но даже он заставляет делать лучшего).

19:40 

Подходит к концу первая послеканикульная неделя. Можно делать выводы. Во-первых, я не знаю, какому предмету радоваться. В том плане, что большая часть предметов, откровенно говоря, ужасная сама по себе, и не спасают даже хорошие преподаватели, а вторая часть предметов ужасная вместе с преподавателями, и еще одна группа предметов, которую, собственно, преподаватели и портят. Во-вторых, полугодие обещает быть напряжным. Этому тоже не знаю, радоваться ли. В-третьих, я ооочень редко буду видеть друзей в силу крайнего разброса графиков жизни (и жен-испанок, которые меня не любят, хотя и не знают). Мда. Мда-мда.

Придется покрутиться.

00:18 

Если вам грустно, никогда, слышите?!, никогда не слушайте блюз. И вообще ничего, кроме тишины, не слушайте.

23:41 

Будет безмерно обидно терять молодых и прекрасных специалистов из-за амбиций и тщеславия одной блондинки средних лет.

21:12 

Окружила себя толпой животных. Дома натуральный зоопарк. Но стало как-то еще уютнее.
Я теперь очень много пою и рисую ( как следствие у меня теперь подглуховатые соседи и дверь-мольберт в акварели). Почему-тот так тепло и тоскливо на душе. Странное чувство, но так, пожалуй, даже лучше. Делать решительно ничего не хочется.
Еще одно открытие. Сегодняшнее. Если читать одну и ту же книгу на разных языках, то картинка в голове тоже меняется. С жизнью, наверное, так же.
А еще очень-очень приятно общаться с очень-очень умными людьми. Опять в этом убедилась.
Есть куда стремиться.

Похоже, моя черствость дает трещину. В ненужный момент и не из-за того человека. Это меня пугает. Я как всегда делаю все через... Ну, вы поняли.

Я вижу его корабли вдали.

18:26 

Все по плану. Ты ж с ИстФака!

Что-то я совсем увязла в прошлом. Смахивает на одержимость. Самую настоящую одержимость. Столько планов, столько планов.
Я никак не могу определиться с конкретным историческим периодом. Историки, как вы это делаете?! Столько вокруг интересного, столько материалов, как тут можно остановиться на чем-то одном? Я чего-то не понимаю в этой жизни.
Вообще, коллектив историков штука забавная. Тут тебе и шутки про промискуитет, и про интеллектуальный оргазм, и байки про вечно пьяных археологов (в большинстве своем правдивые). А еще мне нравится называть Гека илотом. Благо он не знает, кто это. Этот свободолюбивый комок не поймет.
Весело. Атмосферно.
Вот вам кусочек про палеоантропов)


Краткая характеристика периода

Палеоантропов относят к мустьерскому археологическому периоду (средний палеолит; 140-100 тыс.л.н) (периодизация Городцова и Теплоухова). Ископаемых останков палеоантропов известно больше, чем архантропов, что объясняется распространением их на обширной территории Европы, Африки, Азии.
Наиболее изученными среди палеоантропов являются европейские неандертальцы, получившие название по месту нахождения первых останков этого типа в долине Неандерталь у города Дюссельдорфа (Германия) в 1856г.
«В 1924г. Г.А. Бонч-Осмоловский обнаружил в гроте Киик-Коба и в Староселье в Крыму останки захоронений неандертальского мужчины и ребенка. В 1938г. в пещере Тешик-Таш в Узбекистане А.П. Окладников открыл погребение неандертальского мальчика. В настоящее время известно еще несколько мест находок останков неандертальцев».
Неандертальцы являются последней ступенью ископаемых людей и предшественниками современных. На территории Европы они проживали в условиях конца рисс-вюрмского межледниковья и первой половины вюрмского оледенения. Сложные климатические условия оказали влияние как на формирование нового физиологического типа, так и на навыки неандертальцев. Т.к. неандертальцы умели добывать огонь, освоили проживание в пещерах, умели делать более совершенные орудия труда, чем их предшественники, то территория расселения неандертальцев была обширнее, а приспособленность к окружающей среде выше, чем у людей раннего палеолита. Расселение неандертальцев на обширной территории привело к возникновению ряда подвидов: классический европейский неандерталец, азиатский прогрессивный неандерталец, палеоантропы Африки и др.
Основным занятием палеоантропов была охота. Охотились в основном с помощью копья и дротиков с каменными наконечниками. Решающее значение
имели коллективные приемы охоты. Виды животных для охоты разнообразием не отличались. «Кроме того, ловили птиц, мелких животных, занимались собирательством, а на некоторых стоянках и рыболовством».1 К этому периоду относятся самые ранние из сохранившихся захоронений. В связи с появлениями долговременных поселений, развитием коллективной охоты и развитием сознания усложняется и система отношений. Зарождается примитивная родовая организация. Постепенно увеличивалась численность населения.

Неандертальские погребения
Вопрос о неандертальских погребениях один их наиболее спорных вопросов первобытной истории. Некоторые ученые вообще отрицали существование неандертальских погребений как таковых. Но и среди тех, кто не сомневался в их существовании, нет единого мнения о причинах их происхождения и сущности.
Так, к примеру, по мнению советского ученого М.С. Плисецкого, погребения не могли возникнуть без религии, и, следовательно, признание существования у неандертальцев погребения неразрывно связано с признанием существования у неандертальцев религии. А этого, по мнению М.С.Плисецкого, было не возможно, во-первых, потому, что неандертальцы были людьми не готовыми, а формирующимися, а религия может возникнуть лишь у готовых людей, во-вторых, потому, что признать существование религии у неандертальцев, значит признать ее извечной. Но его теория кажется неубедительной из-за слабой аргументации.
Тем не менее, наличие погребений у неандертальцев отрицать невозможно. К числу намеренных захоронений в археологической и антропологической литературе относят Спи 1 и 11, Ле Мустье, Ля Шапелль, Ля Ферасси I, II, III, IV, V, VI, Киик-Кобу I и II, Тешик-Таш, Староселье, Табун 1, Схул I, IV, V, VI, VII, IX, X.(Обермайер, 1913, с.160–166; Люке, 1930, с.20–21; Бонч-Осмоловский, 1940; Окладников, 1949, 19526; Формозов, 1958а; Замятнин, 1961а, с.29–32; Keith, 1929, 1, р. 169–185, Gar-rod and Bate, 1937, р.64–65, 91 — 105) Среди этих погребений встречаются как детские , так и взрослые погребения.
С.А.Токарев Появление погребений приписывает совместному действию двух инстинктов: инстинкта опрятности, побуждающего даже некоторых животных стремиться избавиться от гниющего, разлагающегося тела особи своего вида, и инстинкта социальной привязанности, также действующего среди некоторых животных, особенно у обезьян (19576, с.191–192; 1964, с. 164–166).Но если погребения являются результатом действия биологических по своему происхождению инстинктов, общих у человека с животными, то, спрашивается, почему же они возникли лишь с переходом от ранних неандертальцев к поздним, почему их не было у более близких, чем поздние неандертальцы, к животным питекантропов, синантропов и ранних палеоантропов. На этот вопрос С.А.Токарев не отвечает, да на него и невозможно ответить, продолжая оставаться на занятых им позициях.
Привлекают внимание некоторые из высказываний В.К.Никольского. Возникновение неандертальских погребений В.К.Никольский связывает с появлением первых норм поведения, первых моральных запретов — табу, прежде всего с появлением запрета поедания тел членов своей общины. Нельзя согласиться с характеристикой моральных норм, возникших в мустьерскую эпоху, как первых, но нельзя в то же время не признать совершенно правильной догадку В.К.Никольского о появлении в эту эпоху запрета каннибализма внутри стада. Без возникновения такого запрета было бы невозможно появление погребений. Но объяснять возникновение неандертальских погребений только появлением запрета каннибализма нельзя, так как сущность погребений состоит не столько в воздержании от действий по отношению к мертвецам, но сложившийся комплекс обрядов и ритуалов. Появление погребений у неандертальцев говорит также об осознании палеоантропами взаимной социальной связи, о развитой взаимопомощи и заботе всех членов общины друг о друге, о возникновении норм поведения, диктующих условия контакта с окружающими членами коллектива.
Так же существует мнение, что забота об умерших членах коллектива обусловлена тем, что в глазах других членов племени они по-прежнему живы. Этот факт в очередной раз подтверждает, что в данный период развития неандертальцы уже осознают общность коллектива. Именно потому, что умерший продолжал считаться полноправным членом коллектива, он сохранял и все права, и на него продолжало распространяться действие норм стадной морали, его оставляли недалеко от места проживания, а иногда и внутри, ему полагалась его часть общей добычи, за ним сохранялось право на владение личными орудиями труда.
Большинство найденных погребений с небольшими отклонениями, связанными с особенностями топографии или простого удобства рытья могил, ориентированы по линии восток-запад. Покойник, как правило, располагался в неглубокой яме, вырытой в почве или выдолбленной в каменном полу пещеры, вокруг часто были положены каменные орудия, по всей видимости принадлежавшие погребенному при жизни, сам умерший укладывался в скорченном положении, напоминающем позу эмбриона, и сверху присыпался землей и камнями. Располагалась могила в самом жилище неандертальцев, но немного отдаленно. Таким образом, член коллектива как бы отодвигался, но не исключался из общей массы. О покойнике продолжали заботится, в могилу могли докладываться какие-либо предметы и орудия. Осевидно, что существовала какая-то сумма представлений и действий, которые в дальнейшем легли в основу культа предков, характерного для многих первобытных обществ.
«С середины палеолита складывается устойчивый комплекс погребальных обрядов, некоторые черты которого дошли до нашего времени: например, венки и поминки»

Тотемизм
«Как свидетельствуют все данные, праобщина поздних палеоантропов представляла собой прочный, сплоченный коллектив, все члены которого проявляли всестороннюю заботу друг о друге. Праобщина поздних палеоантропов была коллективом не только и просто единым, но и осознавшим в форме тотемизма свое единство. Осознание человеческим коллективом своего единства, осознание общности всех его членов было одновременно и осознанием отличия всех членов данного коллектива от всех остальных людей. До возникновения тотемизма различие между членами разных праобщин осознавалось просто как различие между людьми, входившими в состав разных групп. Когда человек переходил из одной праобщины в другую, он переставал считаться членом первой и начинал считаться членом второй. Конечно, при этом члены второй праобщины помнили, что данный человек не родился в ней, а пришел извне. Но это не мешало им рассматривать пришельца как члена именно этой, а не иной группы. С возникновением тотемизма человек, родившийся в данной группе, начал считаться принадлежащим к ней в силу того, что у него был тот же тотем, что и у остальных членов группы, в силу того, что он имел ту же самую плоть и кровь, был одного “мяса” с ними. И теперь от членов других праобщин его отличало не просто реальное вхождение в иную группу, а наличие у него иного тотема, иной плоти и крови. Человек теперь пожизненно нес на себе знак принадлежности к одной определенной группе, а именно к той, в которой родился. С возникновением тотемизма члены разных праобщин были отделены друг от друга четкой гранью, перейти которую в принципе было невозможно. Теперь, когда человек переходил из одной праобщины в другую, в принципе он должен был навеки оставаться для последней чужаком».
Вопрос о роли и причине возникновения тотемизма, так же, как и вопрос о происхождении и сущности неандертальских погребений, является спорным. По мнению ряда ученых тотемизм, как и мифология, не являются ранней формой религии. Но все же большинство ученых выделяют тотемизм именно как одну из ранних форм религии, наряду с магией, анимизмом, фетишизмом и т.д Термин «тотемизм» означает веру в существование родственной связи между группой людей и определенным видом растений и животных. Животные, являвшиеся тотемом, никогда не наделялись в воображении людей способностью сверхъестественным образом влиять на их дела. Но являлись своего рода покровителями данной группы людей.
Слабый и беспомощный в борьбе с природой, первобытный человек, видящий в животных и в остальной природе таинственные существа, более сильные, чем он сам, естественно ищет союза с ними, — а единственный прочный союз, известный ему, есть союз крови, единородности, скрепляемый договором крови, притом союз не с индивидом, а с классом, целым родом. Такой кровный союз, заключённый между родом и тотемным классом, превращал и тот, и другой в единый класс сородичей. Привычка считать тотем сородичем создала представление о действительном происхождении от тотема, а это в свою очередь укрепляло культ и союз с тотемом.
Существует несколько теорий происхождения и развития тотемизма:
Теория Фрейзера
В 1899 г. проф. Фрейзер, на основании новооткрытых Спенсером и Гилленом церемоний inticium’a, построил новую теорию тотемизма. По Фрейзеру, тотемизм — не религия, то есть не вера в сознательное воздействие сверхъестественных существ, а вид магии, то есть вера в возможность разными волшебными средствами воздействовать на внешнюю природу, независимо от её сознательности или бессознательности. Тотемизм — социальная магия, имеющая целью вызвать изобилие тех или других видов растений и животных, служащих естественными продуктами потребления. Чтобы достигнуть этого, группы живущих на одной территории родов в своё время составили кооперативный договор, по которому каждый отдельный род воздерживается от употребления в пищу того или другого вида растений и животных и совершает ежегодно известную магическую церемонию, в результате которой получается изобилие всех продуктов потребления. Помимо трудности допустить образование такой мистической кооперации у первобытных людей, приходится сказать, что церемонии inticiuma могут быть истолкованы, как искупительные процедуры за употребление в пищу запретного тотема. Во всяком случае, эта теория не разрешает коренного вопроса о вере в происхождение от тотемного объекта.
Теория Пиклера и Сомло
Наконец, в 1900 г. два учёных юриста, проф. Пиклер и Сомло, выступили с теорией, находя что генезис тотемизма кроется в пиктографии, зачатки которой действительно встречаются у многих первобытных племён (см. знаковая система, семиотика, архетип, эйдолон (идол)). Так как самыми удобоизображаемыми объектами внешнего мира являлись животные или растения, то для обозначения известной социальной группы, в отличие от всяких других, избиралось изображение того или другого растения или животного. Отсюда по имени этого последнего получали свои названия и роды, а впоследствии, в силу своеобразной первобытной психологии, выработалось представление, что объект, послуживший моделью тотемного знака, был истинным родоначальником рода. В подтверждение этого взгляда, авторы ссылаются на тот факт, что племена, незнакомые с пиктографией, не знают и тотемизма. Более правдоподобно, однако, другое объяснение этого факта: пиктография могла получить развитие скорее у тотемных племён, привыкших изображать свой тотем, чем у нетотемных, и, следовательно, пиктография является скорее следствием тотемизма, чем его причиной. В сущности, вся эта теория — повторение старой мысли Плутарха, выводившего поклонение животным в Египте из обычая изображать животных на знаменах.


Теория Тэйлора
Ближе других к выяснению вопроса подошёл Тэйлор, который, вслед за Вилькеном, принимает одним из исходных пунктов тотемизма культ предков и веру в переселение душ; но он не дал своей точке зрения ясного фактического обоснования. Для правильного понимания генезиса тотемизма необходимо иметь в виду следующее:
• Родовая организация, теротеизм и культ природы, равно как и специальный родовой культ, существовали раньше тотемизма.
• Вера в происхождение от какого-либо объекта или явления природы вовсе не является позднейшим умозрительным заключением от других первичных фактов, как договор крови (Джевонс), пиктография и т. п., а наоборот, понимается первобытным человеком совершенно реально, в физиологическом смысле этого слова, на что у него имеется достаточно причин, логически вытекающих из всей его анимистической психологии.
• Генезис тотемизма кроется не в одной какой-либо причине, а в целом ряде причин, вытекающих из одного общего источника — своеобразного мировоззрения первобытного человека. Вот главнейшие из них:
1) Родовой культ. У многих первобытных племён с теротеистическим культом существует вера в то, что все случаи неестественной смерти, например, в борьбе со зверями, гибель на воде и т. п., а также многие случаи естественной смерти являются результатом особого расположения божеств-животных, которые принимают погибших в свой род, обращая их в себе подобных. Эти-то сородичи, превратившиеся в божества, становятся покровителями своего рода и, следовательно, объектом родового культа. Типичный культ этого рода констатирован Штернбергом у многих инородцев Приамурского края — гиляков, орочей, ольчей и т. д. Род животного, усыновившего избранника, становится родственным всему роду последнего; в каждом индивиде данного класса животных сородич избранника склонен видеть потомка его и, следовательно, своего близкого родственника. Отсюда уже недалеко до идеи воздержания от употребления в пищу того или другого класса животных и до создания типичного тотема. Есть и другие формы, когда отдельные личности-избранники являются виновниками создания тотемов. Религиозные экстазы (у шаманов, у юношей во время обязательных постов перед инициациями) вызывают галлюцинации и сновидения, во время которых избраннику является то или другое животное и предлагает ему своё покровительство, обращая его самого в себе подобное. После этого избранник начинает всяческиуподоблять себя покровительствующему животному и с полной верой чувствует себя таковым. Шаманы обыкновенно считают себя под специальным покровительством того или другого животного, превращают себя в таковое во время камлания и передают своего покровителя по наследству своим преемникам. В Северной Америке особенно распространены подобные индивидуальные тотемы.
2) Другая коренная причина тотемизма — партеногенезис. Вера в возможность зачатия от животного, растения, камня, солнца и вообще всякого объекта или явления природы — весьма обыкновенное явление не у одних только первобытных народов (см. непорочное зачатие). Объясняется оно антропоморфированием природы, верой в реальность сновидений, в частности эротических, с действующими лицами в виде растений и животных, и, наконец, крайне смутным представлением о процессе зарождения (во всей центральной Австралии, например, существует убеждение, что зачатие происходит от вселения в тело женщины духа предка). Некоторые реальные факты, как рождение уродов (субъектов с козьей ножкой, искривлённой внутрь стопой, особой волосатостью и т. д.) в глазах первобытного человека служат достаточным доказательством зачатия от нечеловеческого существа. Ещё в XVII в. подобные случаи описывались некоторыми писателями под именем adulterium naturae. Рассказы в роде истории про жену Хлодвига, родившую Меровея от морского демона, весьма обычны даже у народов исторических, а вера в инкубусов и эльфов, участвующих в рождении, до сих пор жива в Европе. Неудивительно, что какое-нибудь эротическое сновидение или рождение урода среди первобытного племени подавало повод к верованию в зачатие от того или другого объекта природы и, следовательно, к созданию тотема. История тотемизма полна фактами вроде того, что женщина того или другого тотема родила змею, теленка, крокодила, обезьяну и т. д. Л. Штернберг наблюдал самый генезис такого тотемного рода у племени орочей, у которых нет ни тотемной организации, ни тотемного культа, ни названий родов; один только род из всего племени называет себя тигром, на том основании, что к одной из женщин этого рода во сне явился тигр и имел с ней conjugio. Этим же исследователем отмечены подобные явления у нетотемных гиляков. При благоприятных условиях отсюда возникает тотем и тотемный культ. В основе тотемизма лежит, таким образом, реальная вера в действительное происхождение от тотемного объекта, настоящего или превращённого в таковой из человеческого состояния — вера, вполне объясняемая всем умственным складом первобытного человека.
Тотемизм был тесно связан с охотой. «Охотничье племена совершали ритуалы, чтобы умилостивить дух зверя и умножить количество зверей». Это подтверждается многими находками, говорящими о том, что все обряды имели постоянный характер. Во французских пещерах, представлявших собой укрытия неандертальцев были обнаружены какие-то напоминающие животных лепные фигурки, в которые, судя по всему, бросались камни. В альпийских пещерах обнаружены захоронения черепов и костей конечностей медведей. Так как это не ценные части туши, их скопления нельзя рассматривать как мясные запасы. В пещере Регурду кости медведя погребены в каких-то искусственных склепах, сооруженных из камней. Вероятнее всего, что это отражение одного из магических обрядов.
Существовал так же обычай поедания тотема, который происходил в строгих рамках обычая. Периодически члены рода убивали тотемное животное, съедали его, чаще всего без остатка, с костями и внутренностями. Подобный же обряд имеет место и в том случае, когда тотемом являлся растение.
В тотемизме, как в зародыше, заключаются уже все главнейшие элементы дальнейших стадий религиозного развития: родство божества с человеком (божество — отец своих поклонников), табу, запретные и не запретные животные (позднейшие чистые и нечистые), жертвоприношение животного и обязательное вкушение тела его, выделение из тотемного класса избранного индивида для поклонения и содержание его при жилищах, отождествление человека с божеством-тотемом (обратный антропоморфизм), власть религии над социальными отношениями, санкция общественной и личной морали, наконец, ревнивое и мстительное заступничество за оскорбленное тотемное божество. В настоящее время тотемизм является единственной формой религии во всей Австралии. Он господствует в Сев. Америке и найден в широких размерах в Южной Америке, в Африке, среди неарийских народностей Индии, а пережитки его существуют в религиях и поверьях более цивилизованных народов. В Египте тотемизм процветал ещё в историческое время. В Греции и Риме, несмотря на антропоморфный культ, встречаются достаточные следы тотемизма. Многие роды имели героев-эпонимов, носивших имена животных, например, κριό (баран), κῠνός (canis, собака) и, т. д. Мирмидоны древние фессалийцы, считали себя потомками муравьев. В Афинах воздавали культ герою в форме волка, и всякий, убивший волка, обязан был устроить ему похороны (см. также — капитолийская волчица). В Риме поклонялись дятлу, который был посвящён Марсу, и не употребляли его в пищу. Римские патриции использовали в своих родовых гербах семейные тотемы — изображения различных животных(быков, львов, рыб и т. п.) Черты тотемистических церемоний заметны в тесмофориях, имевших целью гарантировать плодородие земли и людей. В древней Индии черты тотемизма достаточно явственны в культе животных и деревьев и запретах на употребление их в пищу (см. Теротеизм). Тотемизм — не только религиозный, но и социально-культурный институт. Он давал высшую религиозную санкцию родовым учреждениям. Главнейшие устои рода — неприкосновенность жизни сородича и вытекающая из неё обязанность мести, недоступность тотемного культа для лиц чуждой крови, обязательная наследственность тотема в мужской или женской линии, устанавливавшая раз навсегда контингент лиц, принадлежащих к роду, наконец, даже правилаполовой регламентации — все это самым тесным образом связано с культом родового тотема. Только этим можно объяснить крепость тотемных уз, ради которых люди часто жертвовали самыми интимными кровными узами: во время войн сыновья шли против отцов, жены против мужей и т. д. Фрейзер и Джевонс считают тотемизм главным, если не единственным виновником одомашнивания животных и культивирования растений. Запрет на употребление в пищу тотемного животного крайне благоприятствовал этому, потому что удерживал жадного к пище дикаря от легкомысленного истребления ценных животных в период приручения. Ещё до настоящего времени пастушеские народы избегают убивать своих домашних животных не по хозяйственным соображениям, а в силу религиозного переживания. В Индии убиение коровы считалось величайшим религиозным преступлением. Точно так же обычай хранить из года в год колосья, зерна и плоды тотемных деревьев и растений и периодическое вкушение их для религиозных целей должны были привести к попыткам насаждения и культивирования. В то же время, тотем сжигался после проведения праздников. Часто это являлось даже религиозной необходимостью, например, при переселениях на новые места, где не было тотемных растений и приходилось их искусственно разводить.

Искусство
Стоит заметить, что искусство палеоантропов тесно связано с обычаями тотемизма и погребальных обрядов.
Искусство так же, как тотемизм, имело значение несколько магическое, и было тесно связано с охотой. Как правило, палеоантропы изображали животных, на которых охотились. Изначально эти рисунки и фигуры создавались для проведения обрядов перед охотой, но позднее они перестают употребляться только в обрядовых целях. В эпоху Мустье человек меняет форму и вид предмета не только с целью создания практических орудий. Таковы небольшие каменные плиты с нанесенными на них красочными полосами и пятнами и с выдолбленными чашечками, расположенными в определенном порядке (пещера Ля-Ферраси, Франция). Нельзя переоценивать значение этих предметов, но все же они свидетельствуют о достаточно сложной умственной работе первобытного человека. Рисунки делались охрой — желтой, красной и коричневой, сажей и мергелем. Минеральные краски растирались на животном жиру.
Некоторые ученые считают, что воплощению форм внешнего мира в камне и глине, предшествовала падающая на мустьерскую эпоху стадия так называемого натурального макета, то есть трупа или чучела животного, укрепленного глиной или палками. Над этим чучелом совершались магические обряды. Такой макет - прообраз изобразительного творчества и одновременно предмет магии, он представляет собой каждую перечисленную структуру, с которой начинается и то, и другое.
Таким образом, процесс возникновения и развития обусловлен определенным уровнем мыслительной и эмоциональной деятельности, умением мысленно создавать изображение, способностью воспроизводить увиденное. Этими качествами из всех гоминид обладал только Homo sapiens. Искусство как плод интеллектуальной деятельности связано с физиологическими особенностями человека - развитием головного мозга в первую очередь.

Заключение
Человечество эпохи мустье, несмотря на усложнение и развитие общества по сравнению с предшествующими эпохами, все равно во многих вопросах остается довольно примитивным, а развитие человечества происходит не совсем равномерно.
Возрастает роль коллектива, усложняется восприятие мира и организация жизни, но основной задачей человечества по-прежнему остается сохранение рода и его увеличение. Неандерталец менее, чем предшествующие поколения прародителей современного человека, зависим от окружающей среды, но тем не менее вынужден приспосабливаться к условиям обитания. Производящее хозяйство еще не зародилось, поэтому так высока роль охоты и рыболовства. Это стало причиной появления такого явления как тотемизм, который в свою очередь тесно переплетается с анималистичным искусством. Разделении этих понятий происходит только к концу существования палеоантропов. Усложняется и восприятие членов коллектива, появляются и все более усложняются погребения. Многие явления получают свое распространения и в более поздние периоды, иные перерождаются в боле сложные системы.
С долговременными поселениями, коллективной охотой и развитием сознания связано рождение примитивной родовой организации. Длительное сожительство, преодоление животных инстинктов, забота не только о себе, но и потребностях всего коллектива, были характерны уже для первобытных общин неандертальцев.
Таким образом, можно сказать, что человечество делает прогрессивный, но далеко не последний рывок в своем развитии, влияние которого сложно переоценить.

Литература
1. Алексеев В.П. История первобытного общества: Учеб. для студентов вузов по спец. «История»/ В.П. Алексеев, А.И. Першиц. – 6-е изд.- М.: ООО «Издательство АСТ» : ООО «Издательство Астрель», 2004. – 350,[2] с.: ил.- (Высшая школа)
2. Мартынов А.И. Археология: Учебник/ А.И.Мартынов. – 6-е изд., перераб. – М.: Высш.шк., 2008. – 447с.:ил.
3. Никольский В.К. «Очерк первобытной культуры» М. 1928
4. Плисецкий М.С. Наука и религия о происхождении человека. М.: изд.: Правда, 1957
5. Семенов Ю.И. Введение во всемирную историю. Выпуск 1.
6. Токарев С.А. Ранние формы религии и их развитие. М., 1964.
7. Тайлор Э.Б. Первобытная культура. М., 1989. 576 с.
8. Чайлд Г. Расцвет и падение древних цивилизаций. Далекое прошлое человечества/ Пер. с англ. С.Федорова. – М.: ЗАО Центрполиграф, 2012.- 383с.

22:23 

Я, наверно, неправильно поступаю. Я не сомневаюсь, что это дружба и ничего более ровным счетом, но понимаем-то это только мы, остальным и невдомек. А я боюсь. Боюсь, что снова могу навредить, снова играю чужими чувствами. Он этого не понимает, с него и спрос меньше гораздо,чего уж. И терпится ей это просто потому, что она знает меня с лучшей стороны, но ведь ревность слепа. Когда-нибудь ей это надоест, и она просто прикроет всю эту лавочку. А я останусь без родственной души. Опять. Без очередной. И некому будет душу излить за чашкой чая. И на чаинках погадать.

19:33 

Мне надо готовиться к семинару. Надо готовиться. Надо учиться.
Жизнь боль.
Не хочу готовиться к семинару.

Хочу в лес. Хочу чай в Егоре( не в Геке, в термосе. Он тоже Егор). Акварель. Музыку.

Одиночества

19:56 

Наверно, правду говорят, что мир встречает нас так, как мы идем к нему сами. Только теперь я поняла это. Действительно поняла, пропустила через себя скорее даже.
Мы слишком много думаем о себе, называя это самопознанием. Мы слишком часто обижаем других, называя это правдой и справедливостью. Слишком изолированные, слишком тщеславные. А зачем? Какая польза от этой жизни в себе?

12:09 

ЖЗЛ ( жизнь засерается людьми)

Началось лето. Вернее сказать, что для меня оно совсем не началось. Первые полтора месяца (уже почти полтора!!! Ё ж ты моё!!) пролетели незамеченными и скомканными. Удовлетворения они мне тоже не особо принесли. теперь я пытаюсь судорожно все наверстать. Не буду просто сидеть на месте, иначе можно и с ума сойти. Вообще, чем больше о себе думаешь, тем хуже от этого настроение. Благо, остались у меня еще люди, способные целыми днями сходить с ума. Жить с такими ужасно тяжело, но править настроение самый раз. Гек нарыл самокат. Нет слов. Детство. Только в детстве можно быть счастливой от ощущения ветра на лице. Ждут еще и ролики. Еще одна мечта детства.
Обзавелась необычными соседями. Теперь на столе возле кровати живут улитки-ахатины. Пока они маленькие. Совсем. Но пока. уже через год... Я не знаю, где они будут жить. В банку они уже не влезут. Только если частями.
Грустно только одно. Когда из твоей жизни уходит дорогой тебе человек. Я так долго этого ждала, так долго это стимулировала, что оказалась к этому совсем не готова. Сейчас я это действительно поняла.

19:48 

Охохо) Скоро лето. Как это не банально, но я хочу лето. И на ист.фак. Завтра приедут все мои любимы. Я прям таки счастлива. Мне уже все равно, чем кончится наша встреча с жуком. Просто я буду рада всех видеть. Еще я, пожалуй, выкину Начало Великого Бреда. Судите как хотите. Я так избавляюсь от беготни в голове. Я так думаю, что это затянется надолго.



Солнечные лучи, косо падавшие на крышу, раскаляли воздух в комнате до предела. Дышать было сложно, сухой воздух обжигал легкие. Босые ноги шаркали по камням пола. Лето только начиналось, но жара уже стояла невыносимая.
Звук льющейся воды ласкает слух. Залпом опустошив стакан холодной воды, я ощутила, как разливается прохлада внутри меня.
Удушливая жара началась еще ночью. От камней и воды в каналах поднимался горячее марево. Было настолько жарко, что спать пришлось на балконе.
Смотрю на себя в зеркало в ванной. Выгляжу неважно. Совсем недавно остриженные по печи волосы торчали сейчас во все стороны, из-за чего голова казалась почти абсолютно круглой, вокруг глаз огромные синие круги, щеки осунулись. С большим трудом собираю волосы на макушке в тугой узел, это чертовски сложно теперь. Вздыхаю и с теплой грустью вспоминаю косу почти до пояса в те прекрасные дни, когда Люси еще не успела опалить мне ее в мастерской. Да уж. Наш собрат не умеет жить без приключений. Чувствую, что мне будет очень не хватать моей любимой мастерской.
Интересно, Алекс еще у себя или уже ушел куда-нибудь? Хм, а был ли он вообще сегодня ночью дома? Пожалуй, стоит сделать ему визит. Страшно даже подумать, какая жарища стоит у него на чердаке.
Боже, как же жарко! Кажется, что еще чуть-чуть и все вокруг начнет плавиться.
В мыслях всплывают обрывки сновидений. Очередная бессмыслица. Коридоры, дома, каналы… Беготня и суета. И холод. Вот что запомнилось мне больше всего. Холод. Это было уже интереснее.
Пожалуй, я бы сейчас не отказалась бы от похолодания.
Вновь до краев наполняю стакан, направляясь к Алексу.
Ступени на чердак в довольно плачевном состоянии. Местами доски уже прогнили, а местами на них красуются зеленовато-серебряные облачка мохнатой плесени. Неудивительно. Город, полностью построенный на воде, по определению не может быть сухим, даже если климат очень жаркий.
Комната на верху закрыта. После недолгих махинаций с ключом понимаю, что дверь заперта изнутри. С полминуты я отчаянно избиваю дверь кулаком. Дверь открылась, но меня не встретили бурными приветствиями. Я спокойно двинулась вглубь комнаты.
В помещении царит сумрак, хаос и Алекс. Единственное маленькое окно под самым потолком занавешено какой-то замызганной тряпкой. Потолок низкий и немного влажный, Алексу с его ростом, видимо, нравится набивать синяки, цепляясь макушкой за потолочные балки. Затхлый горячий воздух сжимает горло. Тут-то мне и пригодился мой стакан с водой. По углам раскиданы кучками вещи, инструменты, книги, у левой стены парад незаконченных работ. Да уж, вот оно, лицо подмастерья ремесленника. Около правой стены валяется, иначе не скажешь, толстый матрас, на котором лежал, с головой укрывшийся покрывалом, Алекс и чуть-чуть дышал. Чуть-чуть потому, что дышать полноценно в этой комнате было просто невозможно, тем более укрывшись с головой.
Присев на корточки рядом с матрасом, я аккуратно потыкала указательным пальцем то чудо, что покоилось в недрах покрывала. Чудо в ответ недовольно заурчало и затихло, словно умерло.
-Ох, Алекс, брось,- выдохнула я,- вставай давай.
И вновь потыкала в чудо пальцем.
Подозрительный сверток на матрасе начал шевелиться, издавать странные звуки и обдавать меня легкими волнами тепла. Послышались тихие и злобные ругательства в мой адрес.
-Откуда только ты взялась, черт возьми, на мою голову! Пришла, тычет тут во все своими пальцами, как ты дорога мне, мать твою!
Ну-ну, все как обычно.
- И тебя , милый, с добрым утречком.
Еще через пару секунд сверток все же развернулся и явил таки на свет божий, если можно так сказать об этом помещении, сонного Алекса. Он оглядывается по сторонам, зевает и, явно не слишком соображая, смотрит на меня.
-Какого черта, собственно, ты тут делаешь?!- тут он заметил стакан воды в моей руке и тон его изменился.- Неужели это мне? Милая, я тебя так люблю…
-Не мечтай. -Я встала и осушила разом пол стакана. - Твой на кухне.
-Бесовское созданье, - буркнул Алекс, - зачем ты вообще тогда послана на эту бренную землю?!
-Куда же делось твое это «милая» и «я люблю тебя»? Фу, я разочарована в тебе, друг мой.
Я покачала головой и изобразила разочарованную грамасу.
- Я же не виноват, что ты сюда притащилась. Я поздно… или рано?! Не важно. Поздно в общем пришел. А тут ты барабанишь в дверь, я вот пить хочу, а ты не даешь мне и глоточка этой прекрасной холодной воды…
- С кем на этот раз ты припозднился в трактире?
Алекс затушевался.
- С Эдом,- виновато промямлил он, -но он сам предложил, меня даже уговаривать пришлось.
И он щенячьими глазками посмотрел на стакан.
- Ну, дай же мне водичкииии…
Я вздохнула и протянула ему стакан, усаживаясь рядом на матрасе. Ох, как же жарко здесь, еще и Алекс как печка, только что дым не пускает.
Стакан опустел совсем.
- Который час?
-Половина седьмого.
-Половина седьмого?! Ты совсем спятила?! Да, ты спятила! Я спать!!!
-Кто рано встает…
-Тот не живет в этой комнате!!!
-Алекс, у нас дел по горло. Надо купит все необходимое для учебы. И потом, скоро станет настолько жарко, что меня уже никто и ничто не сможет заставить выйти из дома.
-Сколько ты живешь в Подводном городе…Хэй, у тебя нос обгорел и облезает…
-Алекс.
-Нет, я серьезно. Сколько ты уже тут живешь, а у тебя до сих пор нос обгорает.
- Алекс!
-Нет, ну это же просто ни в какие ворота уже…
-Алекс!!!
-Ох, ладно! – воскликнул он и добавил спокойно,- ладно. Идем к тебе. Там где-то потерялся мой стакан холодной водички.
Мы спустились вниз, позавтракали, выпили по стакану холодной воды и двинулись в путь.
Сегодня нам предстояло пересечь полгорода, чтобы примерно к полудню быть около лавки Сомьера, он обещал оставить на хорошие краски. Если мы не успеем к этому времени, то Сомьер выложит их на прилавок и вскоре они разлетятся, как горячие пирожки. Помимо этого нам необходимо было купить новые кисти, палитры и растворитель. На обратном пути надо будет зайти в мастерскую, протереть пыль и покормить Нору, кошку мастера. После этого можно будет закрыться дома с приличным запасом любимых яблок и не выходить на улицу до наступления сумерек.
На улицах только начинали открываться лавки, таверны и мастерские. Бродяги сидели около невысоких мостов, опустив ноги в воду или же полностью окунувшись в нее. Не слышно еще пока было и голосов детей, их смеха, никто не путался под ногами у немногих прохожих. Кошки лениво развалились в тени домов. Из открытых окон доносился шум посуды и женские голоса. День в Подводном городе обычно начинался рано, но в летний период город только и жил по утрам и после захода солнца. А днем город практически вымирал. Редкие прохожие обычно быстро пересекали улицы из одной тени в другую и исчезали в ближайшем дверном проеме.
Алекс был прав. Я уже десять лет жила в Подводном городе, но к этой ужасной жаре так и не привыкла. И вообще, до сих пор мне это место кажется абсолютно чужим. Хотя глупо отрицать, что мне здесь нравится. С этим местом меня многое связывает. Здесь мои друзья, любимое занятие, да и в целом место поэтическое. Мне нравились эти улицы, каналы, особенно красивые по вечерам, когда свет из окон отражается на ровной глади воды.
С Алексом я познакомилась почти сразу после переезда. Это была довольно банальная история. Мы просто пересеклись на лестнице. Ну, как пересеклись. Он чуть не спустил меня с лестницы. Но это не помешало нам в дальнейшем нормально познакомиться, проникнуться друг к другу уважением и стать близкими друзьями. Теперь мы неразлучны.
Алекс живет на чердаке нашего почти опустевшего многоквартирного двухэтажного дома. Свободных квартир было достаточно, но переселяться в одну из них Алекс отказался категорически. Своей семьи он не помнит. Или делает вид, что не помнит. Для нас с мамой он стал членом семьи. Мы всегда ему рады, да и он относится к нам с уважением и любовью, как бы он не ругался на меня по утрам.
Три года назад Алекс привел меня в мастерскую к старику Бальдини. Так начались рабочие будни подмастерья. Впрочем, меня не тяготило мое обучение и работа. Творческая деятельность всегда приносила мне удовольствие, а полусумрак коридоров мастерской с чужими лицами на стенах, многообразие зеркал, рамок, запахи красок, клея, лака и растворителя казались мне чем-то волшебным. Довольно скоро я привыкла к самому мастеру, другим подмастерьям. Мастерская стала моим вторым домом, а когда работы было много, то и первым. Мама не обижается или, во всяком случае, не показывает виду. Алекс в основном занимается изготовлением рамок, его загорелые руки посечены мелкими шрамами от порезов, но он тоже не жалуется. Я же в основном работаю с рисунками, выполняя мелкие поручения мастера (говоря проще, рисую там, где он, если что, сможет исправить). Бальдини, пожалуй, единственный мастер в Подводном городе, который при всей своей известности берет в ученики простых смертных. Обычно таких нанимают для обучения красотуль из богатых и знатных семей. Он сам объясняет это тем, что его самого, мальчишку из семьи рыбака, многому научил его учитель и это лишь своеобразная ему благодарность.

16:58 

Обрывки мыслей, воспоминаний, размышления по поводу и без.

Стали другими. Уже не те дети, которые знакомились. Разлетелись. Разминулись. Упустили. Сожалею? Нет.

Прошло.

Но что осталось? Что такого родного и близкого, что не хватает сил? Что связало? Вопросов стало больше, ответов почти нет.

Мне нравится, что уже не вмешиваемся. Мне нравятся разговоры по углам. Кухни, подъезды, крыши. Беготня-догонялки. Глупость.

Но что же?!

Спокойная дрема в кресле рядом. Звуки, запахи, цвет глаз, иная позиция.
Другой человек с твоими мыслями в голове.

14:53 

Увиденное во сне или реальность где-то рядом

Часы, шляпа, голубые глаза.


Она проснулась рано утром. Смахнула с лица обрывки ночных снов и встала с кровати. На кухню шла тихо, можно сказать, прокралась, словно боялась разбудить кого-то, хотя дома была одна. холодная вода обжигала все внутри, тем не менее стакан был выпит до дна, до последней капли. Голова гудела, глаза опухшие, красные. Нет, плакать она уже точно не будет.Это теперь пустое дело.

Ах, да.Вчера.Вчерашний день. Он, как назло, был теплым и солнечным. Что, впрочем, не помешало ему наполнить себя всеми оттенками черного цвета, заставить некое число людей одеть строгие костюмы и купить в магазине упаковку носовых платков.

В смерти молодых помимо глубокого трагизма есть еще нечто Великолепно Красивое, что заставляет людей сожалеть с удвоенной силой. Думать о том, почему? зачем? как?

В любом случае, это было вчера.

Местом встречи теперь будет самое тихое и спокойное место, так пугавшее ее своей умиротворенностью раньше. Как быстро все меняется. Достаточно всего одного события.

А ведь в самом начале, когда она только узнала, она не проронила ни одной слезинки. Просто она еще не верила словам. она была в каком-то совершенно необычном состоянии. Не принадлежала своему телу и мыслям. Да и могла ли?! Пожалуй, те, кто искренне любил и ценил, не могут просто осознать, понять, смириться, громко плакать и верить в утрату. Нет, кто любит, априори не готов смириться. И уж тем более никогда не покидает. Вот и она весь этот небольшой срок была рядом. В мыслях, воспоминаниях, сама того не осознавая, она бродила по любимым местам, слушала одну и ту же музыку.

ей остались самые дорогие вещи на память:фотографии, песни, стихи, открытки, засушенные цветы. Остались так же и самые любимые его вещи. Часы, шляпа и отблеск голубых глаз.


А жизнь неспешно течет рядом.

13:57 

Записки Из Счастливой Жизни

Уже в десять я сидела на кухне.

В воздухе носились запахи ванили, жженного сахара и кофе.Привычный, но не приевшийся букет. Звуков почти нет,кроме звука чужих, но очень нужных, шагов, шипения газа, закипающего кофе и собственного дыхания.
Перед глазами небольшая книжечка, про такие обычно говорят: "видавшая виды". Это сама по себе странная книжечка, но еще страннее она оттого, что это не что-то привычное, вроде любимой обоими Цветаевой, не Блок даже. А плохо знакомая нам, но хорошо знакомая им Анна Ахматова. "Четки". И я как четки перебираю страницу за страницей, зачитывая строки вслух. Редко делаю записи в блокноте.
Поглядываю на турку.
С приятным бульканьем кофе из турки перекочевал в маленькие белые чашки. Нет, сахара не надо. И сливок тоже. Сядь рядом.
Над чашками тонкие струйки пара. от них веет теплом. Уютом.

А большего не надо.

17:47 

Близится осень, затягиваются шрамы.

Хочется выпить.
Сесть на полу в комнате ночью, не включая свет, и выпить.
Не покидает ощущение чего-то нового и нежданного, но только кажется.


Аааа!... Я опять несу какой-то бред.

Не буду думать ни о чем. И писать тоже не о чем. И смысла нет. Ничего нет.

А что внутри? Ящик Пандоры.

главная